Главная | Автоюрист | Перцов искусство брать взятки

"Искусство брать взятки"

В век девятнадцатый Россия ворвалась бурей, словно армия Суворова перед альпийским Чёртовым мостом: Потому и направление было выбрано истинно героическое, суворовское: И да простит меня мой добрый читатель, если стиль моего изложения будет несколько старомоден, однако же, когда речь идёт о Золотом веке российской истории, чрезвычайно сложно отобразить его суть в сухой парадигме языка го века. Кстати заметим, что кроме небывалого расцвета литературы и овеянных вечной славой военных побед, Золотой век, объемля в себе все стороны государственного развития, подарил России невиданный досель прогресс промышленности.

Удивительно, но факт! Можно смело сказать, что каждый промышленник был вынужден тратить по нескольку сотен рублей в год для незаконного получения копий с секретных подзаконных актов, дабы избежать нежданных напастей. Взятки бывают трех видов:

Чтобы не быть голословным, приведу пару фактов: Кроме того, Статуя Свободы также изготовлена из уральской меди и уральского же железа. Разумеется, свою мзду с просителей они собирали и раньше, но что это были за взятки? Одна сплошная регулярная скука и предсказуемость. И чем больше был ранг чиновника, тем больше у него было доходов, а следовательно — завистников.

Зато среди них нашёлся один, кто, находясь на службе при Кабинете Его Императорского Величества, решился в соответствии с духом просвещённой монархии подойти к проблеме взяток с научной точки зрения. Перед тем, как подкреплять данное умозрительное сочинение подробностями архивных дел дней минувших, следует вкратце пересказать его суть.

В данном случае было бы грехом искажать текст автора пересказом, а потому рассмотрим его в подлинном, но сокращённом виде: Во-первых, натурою; к сему разряду причисляются обеды, подарки на память любви и дружбы, сюрпризы в дни имянин или рождения самого взяточника, его жены и детей; нечаянное забытие вещей на столе…, продажа движимаго имущества и уступка дворовых людей, совершаемыя на законных основаниях, разумеется без платежа денег….

Отмечая особенную любовь чиновников к данному роду взяток, он даже прибегает к метафорическому языку: Под финал своей классификации Перцов задаётся вопросом: Почему не пользоваться от казны в случае, когда она безмолвствует так же, как просители? Да, был такой смертельный грех на душе у Григория Федотовича, и оставаться бы ему личным делом заводчика, если бы тот не ввязался в разведку алтайских золотых месторождений. Наверное, если бы сенаторы знали, чем им самим грозит обыск в екатеринбургском доме Зотова, они бы этого делать не стали, но что сделано — то сделано.

Первые проекты.

Григория Федотовича никто вовремя не предупредил, и Особая Комиссия Военного Суда начала свою работу с выемки документов. Некоторые чиновники, коим поручено было опечатать все бумаги в домах Купцов Харитонова и Зотова, привыкшие раболебствовать богатым заводчикам и пользоваться дарами их, и считая могущество их не только в Перми, но даже в Петербурге безпредельным, решились дать им все возможныя способы к сокрытию бумаг, могущих служить к неоспоримому их уличению.

Зотову дозволено было вынесть из кабинета своего часть бумаг, которыя засим исчезли. Мы с вами воспользуемся тем, что изъято, стараясь, по возможности, сопоставить факты взяток с классификацией Э. Перцова, а также выявить в них уральскую специфику. Начнём с того, в чём именно данная специфика состоит, и каковы её корни.

Всё основное, самое главное и ценное — имущественные права на землю, людей, капиталы, недвижимость и прочее, зависело только от местного горного начальства, которое на Урале было и царь, и бог. Он был один на подведомственной ему территории; он один решал важнейшие вопросы урало-сибирского региона, а те губернаторы, которым было предназначено судьбою служить столь далеко от столицы, даже шагу без его дозволения боялись ступить.

Кроме того, Екатеринбург стоял наособицу среди прочих городов России ещё по одной причине: Разумеется, такое положение вещей крайне раздражало столичные власти: Яковлева, когда Зотов был Главноуправляющим Верхисетскими заводами, в состав которых, кроме самого ВИЗа, входили Режевской, Верхнетагильский, Верзнейвинский, Шуралинский, Шайтанский и другие, включая пристани на Чусовой и многочисленные деревни приписных и заводских крестьян.

Как это ни парадоксально звучит, но крепостной к тому же — старообрядец от имени своего хозяина Яковлева твёрдой рукой правил десятками тысяч таких же крепостных людей. Или, по классификации Перцова — взятки первого и второго рода. Для начала рассмотрим несколько простых примеров, выбранных наугад из череды прочих: Боченков икры весом с деревом 4 пуда 27 фунтов.

Разумеется, стол гостеприимного хозяина не будет полон, ежели его регулярно не пополнять следующими пунктами: Всего же на чревоугодие чиновников, только по официальным данным, верхисетская контора Яковлева ежегодно тратила до 10 рублей ассигнациями. И это было в то время, когда опытный мастеровой получал рублей в год; его дом вместе с землёй стоил около двухсот; коровка — 20, а рабочий мерин — 30 рублей. Несомненно, такого рода угощения относятся к 1-му виду взяток.

Учитывая тот факт, что в то время на Урале художников было, мягко говоря, не густо, а также то, что уральские заводчики очень любили итальянскую живопись, нетрудно предположить, что это были за полотна. Другое дело — векселя и ценные бумаги, право выписывать и право гасить которые имели как Зотов, так и Яковлев, с чем они оба с успехом и пользовались. Здесь мы переходим к взяткам второго рода, но с небольшим нюансом: В данном конкретном случае — между главноуправляющим заводами и их владельцем.

Происходил и обратный процесс с выдачей наличных в Екатеринбурге, его следы также можно найти среди архивных записок, которые, - что особенно важно! Но, как бы не старались исследователи, большая часть их работы пойдёт прахом, а если им и удастся нащупать какую-либо логическую цепочку, то она всё равно останется умозрительной.

А по своей же воле и умению - ещё и полновластным заводчиком, фактическим но не юридическим хозяином четырёх заводов и нескольких деревень. Это знаменательное событие произошло в м году, сразу после визита Императора Александра Павловича в Екатеринбург. Зотову на тот момент было около пятидесяти лет, и по его знаниям технической и финансовой стороны производства, по его опыту общения с власть имущими; по его организаторским способностям и, наконец, практически непререкаемому авторитету на горнозаводском Урале ему просто не было равных.

Но довольно говорить о Зотове, как выдающейся личности, пора ближе познакомиться с его конкретными поступками, а именно — на поприще коррупции. Взятки, по собственной бухгалтерской классификации Григория Федотовича, подразделялись на три основные категории: Протоколисту Горного правления по 1. Департамента деньгами 25 руб. Таковому ж Губернскаго правления 15 руб. Регистраторам Горного правления 1. Департамента сахару на 15 руб. Губернскаго правления на 10 руб.

Удивительно, но факт! Умейте вести себя так, чтобы проситель при первом взгляде получал о вас понятие как о великом дельце. После ухода с политической сцены династии Рюриковичей к власти приходят амбициозные Романовы, и начинается настоящая кутерьма.

Столоначальникам Горного правления Третьякову сахару и чаю на 35 руб. Двум Губернского правления на 10 руб. Департамента Изможерову деньгами 50 руб. Советнику Любарскому сахару и чаю на руб. Доктору Федору Христофоровичу в день рождения служено сахаром и модерою на руб. В Записке к щету за Февраль Секретарю Горного правления по 2. То есть — высказано кем-то имярек особое пожелание — ему дадут желаемое; промолчал — выдадут ассигнациями.

Продолжать перечисление фамилий не имеет смысла, скажем лишь, что их было много. Начнём, пожалуй, с самой малости: Можно смело сказать, что каждый промышленник был вынужден тратить по нескольку сотен рублей в год для незаконного получения копий с секретных подзаконных актов, дабы избежать нежданных напастей. Наряду с подобными рутинными издержками российских предпринимателей у заводчиков Урала и Сибири была ещё одна отличительная статья расходов: Как почти не было и частнопомещичьего права на землю: Присягая на верность Российскому императору, они всего лишь признавали за собой обязанность платить налоги, но данная клятва ни в коей мере не отражалась на их незыблемом праве распоряжаться своей землёй.

Кантонами в то время именовались в числе прочего обособленные, по большинству — национальные, - поселения, которыми заведовали кантонные начальники. По сути, это были те же самые баи и ханы, что и в прежние века, но теперь они подчинялись не эмиру или же султану, а Российской короне. Разумеется, путём непосредственных контактов с представителями этой самой короны, а также с теми из промышленников, которые выразили заинтересованность в арендном пользовании отведённых кантонам земель.

Однако это — полбеды: Решение дел под малейшим предлогом затягивалось, начинались бесконечные реляции с требованиями выписок, рапортов и справок. Да, как правило, заводчик в конце концов получал желаемое, но скольких это стоило затрат! Которые, к слову, не всегда оправдывались. Для примера рассмотрим дело о проекте того же Г.

Зотова по разработке богатейших золотоносных месторождений Южного Урала, которые сулили их владельцу даже не сотни тысяч — миллионы рублей дохода. С местными чиновниками все вопросы были улажены быстро: Я думаю Челябинский Уездный Суд спрашивать не велит их, о чем прикажите Судей попросить. Признаться, даже не верится, что эти строки писал дворянин.

С кантонными начальниками поначалу тоже всё шло гладко: Обще же с прочими расходами и подкупом чиновников, согласно выводам следствия, у него ушло примерно рублей. Были у Зотова и затраты, связанные с обязательными государственными повинностями: Рука об руку с Зотовым идёт и его зять Харитонов: Но самая продолжительная тяжба, следовательно - самые большие финансовые потери ждали Григория Федотовича впереди: Оставим в стороне подоплёку бунта на заводах и методы его подавления, а также не будем заострять внимание на работе следствия, и предоставим слово самому Зотову, цитируя фрагменты самых характерных его писем своим поверенным в губернской Перми и столичном Петербурге: Посмотрим что теперь а.

Далее по тексту заводчик инструктирует своего поверенного из губернской Перми, словно бы настоящий полководец в духе Эраста Перцова: Естли не писать защитных терминов для заводов от злоречия бунтовщиков, то конечно лучше чтоб представили просто, пускай отсылают в Уездный суд; но что же так!

Новые книги

Претензии не имеют ни рублей ни копеек… Комитет определил сделать положение, но представить на утверждение Министру, Министр Ему, а Комитет Государю. Чего же такое место не взяло на себя. Мог ли какой нибудь Берг Инсп. Объявить чудотворную волю Его. И думал ли о последствиях из того хотя бы утверженной Мини… Мы не только не пугаемся но и не думаем, готовы иметь комиссию, Которая бы сказала о всем что должно по делу необинуясь, даже Деп.

Словно опытный шахматист, Зотов раскрывает перед поверенным Наседкиным подоплёку разыгрываемой партии, учитывая все возможные шаги противников, указывает на слабость или же трусость сторонников, настоятельно требуя от поверенного оперативной информации: С чем же его высокомочие с Камы укатился и где каким языком блекотил, мы ожидаем обстоятельнаго твоего донесения….

Мы не прочь от подмаски, но желаем чтобы Это было по делу а не как попали и для того объяснись Го.

каменная перцов искусство брать взятки Одинок

Они более должны думать о начальных разнообразных донесениях Своих, неоспоримыми мерами поколебавших людей с Нашей Стороны. Виноватой безопасен в его Гробе. Зотов решительно не желал тратить денег впустую, опираясь лишь на голословные заверения чиновников, он требовал от них дела, невзирая на чины и ордена.


Читайте также:

  • Договор купли продажи самолета
  • Имеет ли смысл копить на квартиру
  • Самый лучший брачный договор
  • Халатность медицинского работника статья